На главную Контактная информация Поиск по сайту Карта сайта

 

Приём граждан:

+7 (8652) 35-52-54

 

Приёмная директора:

+7 (8652) 35-52-51

 

Версия для печати

Быт на Ставрополье после оккупации

Период оккупации 1942-1943 годов оставил глубокий рубец в истории Ставрополя и Ставропольского края. В разрушенных городах и селах сильно осложнилась эпидемическая обстановка. В марте 1943 года зарегистрированы вспышки заболеваний сыпным и брюшным тифом.

В фондах государственного архива Ставропольского края хранится распоряжение Ставропольского крайисполкома от 11 марта 1943 года о мерах предохранения жителей края от эпидемических заболеваний. В нем отмечается:

 

«В целях предохранения населения от эпидемических заболеваний, а также для обеспечения санитарной охраны водоемов и колодцев необходимо:

а) немедленно организовать очистку территорий бывших полей сражений, захоронение трупов немецко-фашистских солдат и офицеров;

в) обеспечить до 1-го апреля 1943 года необходимый ремонт, приведение в санитарный порядок и восстановление всех колодцев в населенных пунктах».

 

Тогда же, в марте 1943-го, вышло распоряжение Ставропольского крайисполкома о пуске бань, пропускников и дезкамер. В распоряжении говорится:

 

«в каждом населенном пункте приспособить помещения под баню, обеспечив при ней примитивную дезинфекционную камеру надземную или типа земляно-вошебоек. На базе имеющихся местных ресурсов восстановить мыловарение».

 

Особенно страдали от военной разрухи дети. Основной причиной их безнадзорности являлось то, что отцы воевали, матери, работая на производстве, не могли в должной мере уделять внимание детям. В 1943 году в крае насчитывалось около 7 тысяч детей-сирот, из 40 детских домов было восстановлено только 28.

12 марта 1943 года в городе Ставрополе прошла IX-я сессия Ставропольского краевого совета депутатов трудящихся, в рамках которой наметили комплекс мероприятий, направленных на восстановление детских садов, школ, училищ, техникумов, библиотек. А 30 марта 1944 года вышло постановление Ставропольского крайисполкома и бюро крайкома партии о мероприятиях по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в крае. Постановление обязывало:

 

– «усилить руководство комсомольскими и пионерскими организациями в детдомах, школах, ремесленных училищах»;

– «к 20-му апреля точно учесть детей, неохваченных школой и вовлечь их в школу в 1944-1945 учебном году, одновременно организовав во всех городах и районных центрах специальные школы и классы для переростков»;

– «создать при ремесленных училищах и техникумах военные кабинеты и спортивные площадки для военных и физкультурных игр и занятий»;

– «организовать при всех ремучилищах и школах фабрично-заводского обучения комнаты для клубных занятий, способствуя развитию художественной самодеятельности учащихся»;

– «разработать практические мероприятия по организации досуга детей. Разработать план проведения летних каникул школьников, в котором предусмотреть мероприятия по оборудованию парков, организации детских площадок, спортивных игр, детских кино-фестивалей и развитие художественной самодеятельности детей».

 

После пребывания немецких войск на территории края осталось много «сюрпризов» для местного населения в виде неразорвавшихся мин и гранат.

К работам по разминированию привлекались организации Осоавиахима. При каждом городском или районном Совете Осоавиахима формировалась бригада на добровольных началах. В состав бригады входили рабочие, колхозники и учащиеся старше 15 лет.

Среди жителей края распространялись листовки и брошюры, в которых рассказывалось, как обнаружить и обезвредить вражескую мину:

 

ГАСК ФР-1931 Оп.1 д.8 л.161

 

Даже после окончания войны на территории края, в том числе и в Ставрополе, продолжали находить неразорвавшиеся бомбы. Председатель крайсовета Осоавиахима Еремин в письме председателю Ставропольского крайисполкома В.А. Шадрину от 24 апреля 1946 года сообщает:

 

«В августе месяце 1942 года авиацией противника на территорию городского парка «Культуры и отдыха» была сброшена серия авиабомб… Некоторые из этих авиабомб по показаниям местных жителей не разоврались и ушли глубоко в землю… В настоящее время производится раскопка этих бомб».

 

Здесь же, рядом с письмом Еремина, хранится и схема расположения авиабомб на территории парка, – еще одно страшное свидетельство Второй мировой войны.

 

 

Ведущий архивист отдела публикации документов Коновалова И.Е.

  • Комитет Ставропольского края по делам архивов
  • Портал государственных услуг Ставропольского края
  • Портал государственных услуг РФ