На главную Контактная информация Поиск по сайту Карта сайта

 

Приём граждан:

+7 (8652) 35-52-54

 

Приёмная директора:

+7 (8652) 35-52-51

 

Версия для печати

«Восстание крестьян в селе Маслов Кут Ставропольской губернии» – к 160-летию со времени начала

    В Ставропольской губернии исторически сложилось так, что основным сельским населением были государственные крестьяне. Они платили подушные подати и несли различные повинности (строительство дорог, содержание полиции и прочее). Крепостничество здесь не получило широкого распространения, но все же имело место. В большинстве это крепостные крестьяне, приведенные помещиками из российских вотчин на ставропольские земли, отданные им для заселения. Крепостные крестьяне, видя, что их положение отличается от окружающего строя жизни, к тому же часто притесняемые хозяевами, выступали против помещичьего засилья. Подтверждением этому – архивные документы.

      Наиболее драматические события произошли в январе 1853 года – взбунтовались крестьяне села Маслов-Кут Георгиеского уезда, принадлежавшие помещику Калантарову. Интересна история села. В 1783 году земля в урочище Маслов-Кут (30 тысяч десятин) была отдана князю Потемкину. После его смерти она досталась по наследству генерал-майору Высоцкому и была продана камер-юнкеру Зотову. Крестьяне, поселившиеся там ранее, считались свободными людьми. Благодаря связям Зотов добился того, что крестьяне, как и земля, стали принадлежать ему. Так началась неволя для маслокутцев, которые, продолжали считать себя вольными.

    Ситуация обострилась, когда до крестьян дошел слух, что землю наследников умершего Зотова покупает помещик Калантаров. Они послали государю прошение о передаче их в казну и предлагали выплатить 400000 рублей (за такую сумму покупал имение Калантаров) за несколько лет. К сожалению, это предложение, которое разрешило бы многолетнюю распрю, не встретило сочувствия у правительства. Калантаров вступил во владение. Крестьяне начали упорную борьбу за волю, которая длилась многие годы.

     С приходом Калантарова положение крестьян ухудшилось. Жалобы они подавали всюду, начиная от местных властей и кончая государем, и нигде не могли найти поддержки. Власти принимали разные меры, из которых главными были все те же, по сути, карательные воинские команды и ссылка в Сибирь. В 1833 году крестьянам, казалось, улыбнулась удача – главноначальствующий на Кавказе и в Грузии генерал А. А. Вельяминов распорядился взять Маслов-Кут в опеку, так как помещик Варлаам Калантаров был признан виновным в злоупотреблении властью над крестьянами.

     Вздохнули маслокутцы, но, увы, ненадолго. Оказалось, что сменилось только управление, а притеснения и обиды остались те же, житья не было и от опекунов. Снова начались «хождения по мукам». Можно лишь удивляться непоколебимой энергии крестьян и вере в то, что царь дарует им свободу, не даст их в обиду, вот только прошения их до него почему-то не доходят. Надо отметить, что вера в «доброго царя» была характерна для всех крестьянских выступлений.

      В 1853 году произошли поистине кровавые события. Зима тогда выдалась очень теплая. На Куме не было льда, и барские ледники оставались незаполненными. В декабре ударили морозы, лед встал. А накануне Рождества Христова началась оттепель и лед тронулся. По требованию приказчика, стоя в холодной воде, бабы решетами должны были ловить ледяные глыбы и выбрасывать их на берег. Как раз в это время народ выходил из церкви. Этот инцидент и явился последней каплей – разразилась буря. С дубинами в руках мужики с семьями вышли на площадь и установили «круг». Собралось около 2,5 тысячи человек. Мятежники выбрали атамана и приняли присягу: «Погибнуть всем, но помещику проклятому, который нас угнетает, не повиноваться».

     Опасение, что волнения охватят и другие села, заставило местные власти принять чрезвычайные меры. Были вызваны войска – свыше 800 солдат и казаков с артиллерией. В село прибыл ставропольский губернатор генерал Волоцкой в сопровождении адъютанта, командовавшего войсками майора Зедергольма, советника Губернского правления Крюкова, штабс-капитана корпуса жандармов Лизогуба. Толпа встретила губернатора с надеждой. Началось увещевание… Тогда с криками протеста взметнулись тысячи дубин, кистеней и вил. Но таким оружием долго не навоюешь. Волоцкой приказал стрелять, надеясь, что толпа рассеется, но она даже не сдвинулась с места. В последующем донесении губернатора говорилось: «…14 картечными выстрелами было убито 86 мужчин, 35 женщин, ранено 149 человек». Бунтовщики были разогнаны. Судебное разбирательство длилось до 6 мая 1855 года. Был объявлен вердикт: крестьян Шелеста и Богданова, как главных виновников, подвергнуть наказанию шпицрутенами через 500 человек 8 раз и ссылке на каторжные работы в рудниках на 14 лет, третьего зачинщика Петра Зайцева, дважды бежавшего из-под стражи, – такому же телесному наказанию и ссылке на 18 лет. К телесным наказаниям и отправке в арестные роты и Восточную Сибирь на поселение были приговорены еще 53 маслокутца.

    Уже после Манифеста 1861 года по поручению Александра II наместник на Кавказе князь А. И. Барятинский выкупил крестьян у Калантаровых. Хозяева запросили за каждого мужика по 300, за женщину – по 150, за детей – по 6 рублей. При этом оговаривалось, что крестьяне были обязаны покинуть свое село.

  • Комитет Ставропольского края по делам архивов
  • Портал государственных услуг Ставропольского края
  • Портал государственных услуг РФ
Закрыть